Акционерное общество
«Дальневосточная энергетическая управляющая компания»Мы строим будущее!

Энергетики наводят мосты

Энергетики наводят мосты

21 декабря 2012

Энергетики наводят мосты

Эксперты в сфере энергетики и экономики в уходящем году вспомнили о масштабных проектах энергомостов, которые разрабатывали ещё в советские времена и девяностые годы. В их списке, например, обсуждавшееся на форуме в Красноярске строительство ЛЭП, объединяющих энергосистемы Сибири, Урала и центральных регионов России. Неоднократно говорили и про линии, предназначенные для экспорта электроэнергии в Польшу, Китай и Японию. На экономических и научных конференциях обсуждались и менее амбициозные идеи вроде моста между Усть-Кутом и подстанцией «Чара» в Забайкалье или объединения Бодайбинского района с западным энергорайоном Якутии. Корреспондент «Сибирского энергетика» Егор ЩЕРБАКОВ обратился к наиболее масштабным проектам и попытался разобраться, что мешает их реализации.

Становой хребет энергосистемы 

Один из них был представлен на III Сибирском энергетическом форуме, который проходил в Красноярске с 20 по 23 ноября. Речь о проекте энергомоста «Сибирь – Урал – Центр», который успели окрестить становым хребтом Единой энергосистемы России. Он предусматривает прокладку линии протяжённостью более 3,5 тыс. км, напряжение которой на переменном токе составляет 1150 кВ, а на постоянном – 1500 кВ. Идея передачи электроэнергии из Сибири на запад не нова, отмечает заведующий лабораторией перспективных энергетических источников и систем Института систем энергетики имени Л.А. Мелентьева (ИСЭМ) СО РАН Сергей Подковальников: она обсуждалась ещё в семидесятые годы, а в 1988 году частично была реализована. В опытно-промышленную эксплуатацию на территории Казахстана, входившего в состав СССР, была сдана 500-километровая ЛЭП по маршруту Экибастуз – Кокчетав, которая в тот момент была единственной в мире, работавшей на напряжении 1150 кВ. За несколько последующих лет её продлили в обе стороны: до посёлка Итатский в Кемеровской области и подстанции «Шагол» под Челябинском.

«Энергомост наработал несколько тысяч часов, – заметил наш собеседник. – Конечно, были большие потери энергии из-за коронных разрядов и высокая аварийность оборудования. Но если бы энергомост развивался нормально, а не в условиях последующей политической дезинтеграции и экономического спада, наверное, мы бы сейчас говорили о рабочем проекте, новом уровне напряжения в системе и усовершенствовании оборудования». Однако в девяностые годы он фактически прекратил своё существование. Вспомнили о проекте только сейчас, когда уровень электропотребления в России вернулся к показателю поздних советских времён (по итогам 2011 года он составил 1040,4 млрд. кВт-ч, тогда как в 1990-м – 1074 млрд. кВт-ч). В апреле «КоммерсантЪ» сообщил, что En+ Group «начала согласование проекта, который позволит увеличить перетоки между энергосистемами Сибири, Казахстана и Урала с сегодняшних 1,7 ГВт до 5 ГВт», иными словами, ЛЭП 1150 кВ, чья длина составляет около 1,9 тыс. км. А 7 сентября президент РФ Владимир Путин, выступая на заседании Делового саммита АТЭС по Владивостоке, заявил о том, что «мы, развивая энергетику на Дальнем Востоке, будем соединять её инфраструктурно с европейской частью, с тем чтобы нам легко было перебрасывать необходимые потоки сырья и электроэнергии из одной части страны в другую и легко выходить на рынки как европейских стран, так и АТР».

Проект энергомоста, который и должен обеспечить связь двух частей страны, был обнародован в Красноярске. Согласно презентации, пишет «РБК Daily», начать строительство планируют в 2017 году, а его стоимость в прогнозных ценах 2022 года оценивается в 1,181 трлн. рублей, из которых на долю бюджета придётся 271,3 млрд., ещё 909,8 трлн. составят средства частных инвесторов (в их числе называют ОАО «Э.ОН Россия», ОАО «ОГК-2», ОАО «Енисейская ТГК», ОАО «СУЭК-Красноярск» и ОАО «Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы»). При этом на прокладку самой ЛЭП будет затрачено лишь 154 млрд. рублей в ценах 2010 года, остальное уйдёт на строительство сопутствующей инфраструктуры и дополнительных генерирующих мощностей.

Эксперты, которых опросила «РБК Daily», отнеслись к идее создания подобного энергомоста скептически. Например, директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин указал на то, что для этого помимо изменения модели рынка и определения механизма финансирования проекта необходимо решить проблему с оборудованием, позволяющим работать на напряжении 1150 кВ. «Есть отдельные элементы, возможно, но целостного технического решения для реализации проекта ни у нас, ни ещё где-то в мире пока нет, – приводит его слова издание. – Максимум, что строит ФСК, – это подстанция на напряжение 750 кВ, а тут 1150 кВ». «Конечно, сейчас современного оборудования такого уровня напряжения у нас нет, так что его надо либо закупать, либо создавать, – соглашается Подковальников. – Но в Китае несколько лет назад запустили линию на один мегавольт, и они, не называя этот проект утопичным, его эффективно реализовали. У них остро стоит проблема транспорта энергоресурсов на расстояния в тысячи километров, так что им неизбежно приходится осваивать высшие уровни напряжения. И китайцы закупают западные технологии, постепенно увеличивая уровень локализации, и в конечном счёте создают свои технологии и оборудование. У нас этого в данном случае пока нет».

Тем не менее эффект от реализации столь масштабного проекта может оправдать немалые затраты на него. И речь не только о передаче дешёвой сибирской электроэнергии на запад, но и о повышении надёжности работы всей национальной сети, возможности строительства мощных электростанций и даже снижении воздействия на окружающую среду в масштабах всей энергосистемы. «Кроме того, за счёт появления подобного моста усиливается интеграция энергосистем в России (с получением соответствующих системных энергоэкономических эффектов) и создаётся основа электросетевой инфраструктуры для формирования межгосударственного энергообъединения на постсоветском пространстве, а в перспективе – и во всей Евразии», – подчёркивает заведующий лабораторией перспективных энергетических источников и систем ИСЭМ СО РАН. Это подтверждается теми оценками, которые давал проекту Институт энергетических исследований РАН, однако, добавляет собеседник «Сибирского энергетика», для того, чтобы рассчитать все последствия его реализации, необходим более глубокий анализ.

Решение проблемы трёх субъектов

На международной экономической конференции «Новая экономика – новые подходы», которая в сентябре проходила в Улан-Удэ в рамках Байкальского экономического форума, упоминался другой проект, призванный интегрировать в Единую энергосистему России территории, обособленные от неё. Это менее масштабное по сравнению с энергомостом «Сибирь – Урал - Центр» строительство ЛЭП 500 кВ от будущей Ленской ТЭС в Усть-Куте до подстанции «Чара» в Забайкальском крае, проходящей через Таксимо. Его стоимость с учётом перевода на номинальное напряжение 500 кВ линии от Усть-Илимска до Усть-Кута и прокладки ещё одной ЛЭП 500 кВ от Братского переключательного пункта, как сообщал ранее начальник службы развития и технологических присоединений ОАО «Иркутская электросетевая компания» Евгений Вечканов, оценивается в 134 млрд. рублей. Возведение ЛЭП даст электроэнергию для разработки Чинейского полиметаллического месторождения и Удоканского месторождения меди в Забайкалье, вдобавок будет решена проблема энергоснабжения Бодайбинского района Иркутской области и ряда территорий в соседних регионах. В сравнении с уже упомянутым энергомостом этот проект проработан в большей степени: перевод линии Усть-Илимск – Усть-Кут на 500 кВ и строительство ЛЭП 500 кВ Усть-Кут – Нижнеангарск с подстанцией «Нижнеангарская» предусмотрены в схеме и программе развития ЕЭС России на 2012–2018 годы, а также в инвестиционной программе ФСК ЕЭС на 2013–2017 годы. Согласно второму документу, начать работы на последней линии и подстанции планируется в 2013 году и завершить за три года.

Между тем на XVI Петербургском международном экономическом форуме, проходившем в конце июня, был подписан шестисторонний меморандум о содействии при строительстве ЛЭП 220 кВ «Пеледуй – Чёртово Корыто – Сухой Лог – Мамакан» и подстанций 220 кВ «Чёртово Корыто» и «Сухой Лог». ЛЭП объединит энергосистемы Бодайбинского района Иркутской области и западного энергорайона Республики Саха (Якутия), где расположен каскад Вилюйских ГЭС, часть мощности которого «заперта». Строить её будет ОАО «Дальневосточная энергетическая управляющая компания», причём эти работы были включены в инвестпрограмму компании, в ноябре утверждённую Министерством энергетики РФ. В октябре состоялся конкурс на разработку документации для реализации первого этапа проекта – возведения одноцепной линии напряжением

110 кВ по маршруту Пеледуй – Сухой Лог – Вачинская. На это в 2012 году предусмотрено 105 млн. рублей, общая же стоимость «кольца» 220 кВ оценивается в 25,317 млрд. рублей. Генеральный директор ОАО «Иркутск-энерго» и ОАО «ЕвроСибЭнерго» Евгений Фёдоров, выступая на конференции в Улан-Удэ, отметил, что его строительство позволит передавать в Бодайбинский район не более 125 МВт мощности, так что целесообразнее возвести ЛЭП от Усть-Кута до «Чары» и тем самым решить «проблемы всех трёх субъектов РФ: Иркутской области, Бурятии и Забайкальского края». Тем не менее становится очевидным, что реализованы будут оба проекта.

Фрагмент Балтийского кольца

Помимо внутренних энергомостов активно обсуждались и те, которые предназначены для экспорта электроэнергии. Так, в 2012 году вновь заговорили о ЛЭП от строящейся Балтийской АЭС, запуск первого энергоблока которой намечен на 2016 год, в сторону Польши. Ещё два года назад генеральный директор компании Lietuvos energija Алоизас Коризна заявил, что литовская сторона намерена предложить России участвовать в проекте LitPol Link, предполагающем объединение энергосистем двух стран Евросоюза. Интерес Литвы объясняется просто: после закрытия Игналинской АЭС 31 декабря 2009 года страна стала крупнейшим нетто-импортёром электроэнергии в Прибалтике. Причём если в 2010 году она не импортировала ни одного киловатт-часа из России, а, напротив, поставляла электричество в Калининградскую область, то в 2011 году объём экспорта из РФ, по данным Системного оператора Единой энергетической системы и расчётам центра экономических исследований РИА-Аналитика, составил 2,277 млрд. кВт-ч.

«Связь с Польшей носит скорее локальный характер, – отмечает Подковальников. – Это лишь элемент Балтийского кольца, которое предполагает объединение энергосистем Скандинавии, Прибалтики и других стран Балтийского региона». В Польше, не испытывающей столь острой потребности в импорте электроэнергии, как Литва, к реализации этого проекта пока относятся довольно осторожно. На протяжении последних двух лет со стороны властей страны поступали довольно противоречивые заявления. Однако в ноябре 2012 года пресс-центр атомной энергетики и промышленности опубликовал сообщение министра транспорта Польши Славомира Новака, обнародованное после заседания российско-польской межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству. «Там [в Калининградской области] строится атомная станция, – сказал польский чиновник. – Мы приняли это во внимание и не говорим «нет». Необходимо проанализировать этот вопрос». Некоторые из экспертов, в частности начальник аналитического отдела ЗАО «ИК «Энергокапитал» Александр Игнатюк, посчитали это заявление своеобразной декларацией о намерениях.

В случае с экспортом электроэнергии в Китай энергетики перешли от намерений к действиям. Ещё два года назад ФСК ЕЭС завершила строительство участка воздушной линии «Амурская – Хэйхэ» до государственной границы с КНР, а год спустя Государственная электросетевая корпорация Китая (State Grid Corporation of China) выполнила свою часть проекта. В 2010 году в Поднебесную из Объединённой энергосистемы Востока было поставлено 983,3 млн. кВт-ч, в 2011-м – уже 1238,5 млн. кВт-ч. В августе на конференции в ИСЭМ СО РАН заместитель генерального директора, руководитель департамента торговой деятельности ОАО «Восточная энергетическая компания» Виталий Смирнов сообщил, что в 2012 году планируется увеличить объём экспорта до 2,6 млрд. кВт-ч, а в дальнейшем за несколько лет довести эту цифру до 4 – 4,5 млрд. кВт-ч.

Пока в КНР поставляются избытки электроэнергии, не востребованные в ОЭС Востока. Такая же концепция лежала в основе проекта экспорта электричества из Иркутской энергосистемы, предварительное технико-экономическое обоснование которого ОАО «Иркутск-энерго» подготовило ещё в 1997 году. Он предполагал строительство транзита «Братск – Пекин». Идея реализована не была: в Азии разразился экономический кризис, а позднее в России случился дефолт. К ней вернулись в 2005 году, причём на сей раз рассматривался уже сезонный обмен перетоками: в энергосистеме Северного Китая изменился график нагрузки и возник летний максимум потребления, тогда как в Сибири, напротив, электростанции в наибольшей степени загружены зимой. Но от реализации этого проекта тоже пришлось отказаться, в первую очередь из-за условий, которые китайская сторона выдвигала на переговорах.

«Китайцы – очень жёсткие переговорщики, они всегда стремятся снизить цену, – поясняет Подковальников. – У них регулируемая электроэнергетика, и на внутреннем рынке они держат фиксированную стоимость электричества, с которой очень сложно конкурировать. Поэтому реализацию проектов, связанных с экспортом, тормозит экономический барьер: поставщиков не устраивает низкий уровень цен, покупателей – высокий».

Однако энергетики продолжают активно обсуждать проект широкомасштабного экспорта электроэнергии в Китай – межправительственные соглашения предусматривают перетоки до 60 мрлд. кВт-ч в год – и делают определённые шаги к его реализации. На VI Байкальском экономическом форуме было объявлено, что En+ Group, Государственная электросетевая корпорация Китая (State Grid Corporation of China) и ОАО «ИНТЕР РАО ЕЭС» начали прорабатывать возможность строительства энергомоста из ОЭС Сибири в энергосистему Северо-Восточного Китая. Тогда же было заключено соглашение между ОАО «ЕвроСибЭнерго» и монгольской компанией Just Group, в котором также упоминалась возможность строительства ЛЭП в Китай через территорию Монголии.

Но для того, чтобы обеспечить значительные поставки электроэнергии в Поднебесную, напоминает наш собеседник из ИСЭМ СО РАН, необходимо строить ориентированные на экспорт генерирующие мощности – учитывая рост электропотребления в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, избытков через несколько лет там попросту не будет. Понимают это и энергетики: та же Восточная энергетическая компания строит под Хабаровском парогазовую ТЭЦ с двумя энергоблоками общей мощностью 450 МВт (согласно схеме и программе развития ЕЭС России, её ввод в эксплуатацию намечен на 2015 год). А «ЕвроСибЭнерго» в феврале 2011 года создало совместное с China Yangtze Power Company предприятие «YES Energo», которое будет отвечать за строительство электростанций в Восточной Сибири. «Их нельзя назвать чисто экспортными объектами, они будут также использоваться и для покрытия нагрузки предприятий в России», – подчёркивает Подковальников. В то же время в декабре 2011 года глава «ЕвроСибЭнерго» сообщил, что компания вместе с Государственной электросетевой корпорацией Китая «практически завершила подготовку техзадания» по проекту энергомоста.

Российский подход к «Азиатскому суперкольцу»

Наличие генерирующих мощностей, работающих на экспорт, также является ключевым условием для претворения в жизнь проекта поставок электричества в Японию. В ноябре 2012 года правительство РФ поручило Минэнерго вновь рассмотреть такую возможность. Она была заложена ещё в проекте 1998 года, получившем название энергомост «Сахалин – Япония».

Все упомянутые выше проекты фактически формируют контуры единого восточно-азиатского мегапроекта, предполагавшего объединение энергосистем России, Китая, Корейского полуострова, Монголии и Японии. «Создание столь масштабного энергообъединения преследовало такие цели, как повышение надёжности энергоснабжения, выравнивание цен на электроэнергию и улучшение экологической обстановки в регионе, – рассказывает заведующий лабораторией перспективных энергетических источников и систем ИСЭМ СО РАН. – Но пока мы видим, что этот процесс тормозится экономическими и политическими барьерами». К вопросам цены, среди прочего, примешались противоречия между Южной и Северной Кореей, разногласия между Китаем и Японией и даже известный международный казус, заключающийся в том, что между Россией и Японией до сих пор не подписан мирный договор по итогам второй мировой войны (следствием чего является периодически обостряющийся конфликт вокруг Курильских островов).

Однако землетрясение 11 апреля 2011 года в префектуре Фукусима, вызвавшее аварию на одноимённой атомной электростанции, резко изменило ситуацию. Энергодефицит в Японии усилился, так что власти страны теперь вынуждены искать новые источники энергоснабжения, в том числе внешние. Выходом из сложившейся ситуации были бы поставки электроэнергии со станций на Сахалине, строительство которых предусматривалось ещё в девяностые годы. Как сообщают «Известия», этот вариант сейчас рассматривается в Минэнерго. И один из собеседников издания, глава Фонда энергетического развития, уверен, что сотрудничество с Японией в этой области «обречено на успех».

Газета «Сибирский энергетик», №313.

Яндекс.Метрика

Назад