Акционерное общество
«Дальневосточная энергетическая управляющая компания»Мы строим будущее!

Восточный экономический форум меняет приоритеты

Восточный экономический форум меняет приоритеты

13 сентября 2017

В центре внимания III Восточного экономического форума во Владивостоке на этот раз оказались проекты социально-экономического развития с акцентом на энергетике и экологии.

На площадке III Восточного экономического форума (ВЭФ) во Владивостоке обсуждалась широкая тематическая палитра – от реализации крупных инвестиционных проектов и экспортного потенциала Дальнего Востока до культурных планов и создания спортивно-туристических кластеров в регионе.

С каждым годом ВЭФ собирает все больше иностранных участников – представителей стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Так, в этом году о сотрудничестве с российским Дальним Востоком говорили премьер-министр Японии Синдзо Абэ, президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин, президент Монголии Халмаагийн Баттулги, губернатор Калифорнии Эдмунд Джеральд. Слова последнего об объединении государств и регионов против климатических проблем и ядерной и террористических угроз задали тон форуму: создать новую реальность на Дальнем Востоке (а именно таким был девиз форума) невозможно без внимания к безуглеродной экономике и вопросам экологии.

Фонд возобновит энергетику

Тема низкоуглеродной экономики получила свое развитие при обсуждении перспектив энерго­снабжения территорий, изолированных от Единой национальной энергетической системы (ЕНЭС). Проблемы отдаленных поселков Дальнего Востока, где живет порядка 13,7 % населения нашей страны, решают в основном за счет дизельных электростанций. Дизельное топливо с учетом доставки выходит «золотым» для потребителя. А сами дизельные установки неблагоприятно влияют на экологию. Решить проблему можно с помощью потенциала возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и новых технологий – создания дизель-солнечных, дизель-ветровых энергоустановок.

По словам заместителя министра энергетики РФ Антона Инюцына, такие компании, как «РусГидро» и «Хевел», уже запустили ряд успешных проектов гибридных станций в Якутии, на Алтае и в Забайкалье.

– Меры господдержки на оптовом рынке в соответствии с Энергостратегией к 2035 году позволят ввести до 9 ГВт установленной мощности возобновляемой энергетики, – отметил господин Инюцын, подчеркнув, что важно учитывать сложные климатические условия, в которых находятся данные территории: должна быть стопроцентная уверенность в надежности технологий, чтобы люди не остались без электроснабжения.

– Мы не можем рисковать здоровьем людей, – подытожил он.

et4.jpg

Высокие энерготарифы на Дальнем Востоке могут сыграть на пользу региону. Такое неожиданное мнение высказал председатель правления ООО «УК «Роснано» Анатолий Чубайс.

– Высокие тарифы на Дальнем Востоке можно превратить в достоинства. Это означает, что существуют экономические предпосылки для строительства возобновляемой энергетики. Причем природные предпосылки для развития ВИЭ очень высоки. Это касается и уровня инсоляции, начиная от юга Якутии до Приморья и Камчатки, – пояснил господин Чубайс. – Инсоляция есть, ветер есть, экономические предпосылки тоже есть. Такой объем предпосылок для возобновляемой энергетики отсутствует где‑либо еще в России.

Однако одних естественных предпосылок недостаточно. На Дальнем Востоке не хватает, по мнению Чубайса, оптового рынка на базе договоров на поставку мощностей (ДПМ). Механизм ДПМ основан на долгосрочной окупаемости – 12 % в течение 15 лет.

Глава «Роснано» рассказал, что «создание оптового рынка в Сибири и европейской части России позволило только в 2008 году привлечь в энергетику 30 миллиардов долларов инвестиций». За последующие 10 лет благодаря созданию проектов в Сибири и европейской части России на рынке энергетики случился масштабный инвестиционный рывок. Речь идет об объеме инвестиционного рынка, который создан на базе договоров на поставку мощности (ДПМ) в размере от 800 млрд до 1 трлн руб.

– Российский национальный проект запуска возобновляемой энергетики, а этот проект фактически запущен в прошлом году, основан на идее возобновляемой поставки мощности на основе оптового режима, – сказал глава «Роснано».

Эксперт продолжил, что на Дальнем Востоке «нужны системные, а не разовые предпосылки для масштабного проекта возобновляемой энергетики», и тогда речь будет вестись не о 10 станциях, а о сотнях. Таким шагом со стороны правительства, уверен глава «Роснано», должен стать Фонд возобновляемой энергетики.

Анатолий Чубайс признался, что, пока проект находится на рассмотрении в профильных министерствах, «не готов уходить в детали».

– Мы надеемся, что к новому году вопрос будет рассмотрен, – выразил он надежду.

– На Дальнем Востоке нет оптового рынка, нет ДПМ, поэтому может быть открыт другой механизм, суть которого мы описали в своих предложениях, – добавил Чубайс, подчеркнув, что механизм будет основан на долгосрочной окупаемости.

Между тем на форуме был подписан ряд соглашений по ВИЭ. Так, «РусГидро», правительство Республики Саха (Якутия) и Японская организация по развитию новых энергетических и промышленных технологий (NEDO) подписали декларацию о намерениях по реализации демонстрационного проекта ветрогенерации; логистический холдинг «Онего» и японская компания Windpal договорились о совместном развитии ветряной энергетики на Дальнем Востоке, а группа компаний «Хевел» (совместное предприятие «Реновы» и «Роснано») и корейская Hyundai подписали меморандум о сотрудничестве в области строительства солнечно-дизельных электростанций.

Кольцо интересов

Экономическую целесообразность создания Азиатского энергокольца, объединяющего Россию, Китай, Японию, Южную Корею, Монголию, обсудили политики государств-участников и представители ведущих энергетических компаний. Они обратили внимание на необходимую стандартизацию технических решений для интегрируемых энергосистем, кибербезопасность, обеспечение интеграции различных источников генерации, экологичность проектов.

Заместитель генерального секретаря Организации по развитию и кооперации глобального энергетического объединения (GEIDCO) Чэн Чжицян и исполнительный вице-президент, главный директор по электроэнергетическим системам Корейской электроэнергетической корпорации (KEPCO) Мун Бон Су отметили важность альтернативных источников энергии при реализации проекта, они внесут вклад в сохранение природы.

Япония видит драйвер экономического роста в энергетическом проекте, объединяющем страны АТР. Ректор, председатель попечительского совета японского университета Тюбу Ацуо Ииеси– приверженец «умных» технологий – рассказал о разработке суперпроводников для электропередачи. Внедрение передовых технологий происходит поэтапно.

Министр энергетики Монголии Пурэвжан Ганхуу отметил важность инвестиций в отрасль электроэнергетики. Монголия зависит от угля и пока не может похвастаться инвестициями. Напомним, что накануне ВЭФ во Владивостоке президент Монголии Халтмаагийн Баттулга на встрече с главой Приморья Владимиром Миклушевским отметил, что Монголия заинтересована в перевозке грузов в страны АТР по территории Приморского края через международные транспортные коридоры и порты южной части Приморья.

О государственных инвестициях в проект создания Азиатского энергокольца говорил и генеральный директор АО «ЕвроСиб­Энерго» Вячеслав Соломин.

– Для наращивания экспорта нужно наращивать мощности. Частная компания без господдержки и при существующей стоимости финансирования вряд ли эти ГЭС построит, – высказался он, подчеркнув, что итоговая себестоимость таких ГЭС будет очень высока.

Генеральный директор АО «Дальневосточная энергетическая управляющая компания» (ДВЭУК) Дмитрий Селютин считает, что тема Азиатского энергокольца с точки зрения исполнения и практических договоренностей несколько деградировала за последний год, потому что «в России задача реализации этого глобального проекта была переложена на плечи, собственно, энергокомпаний». То есть государство, по мнению господина Селютина, заняло «выжидательную позицию – вы договоритесь, вы все сделайте, а потом мы будем создавать межправительственную комиссию или какую‑то совместную комиссию».

– Именно самоустранение от активного участия в созидании архитектуры новой энергосистемы Азиатско-Тихоокеанского региона федеральных органов исполнительной власти в России привело к тому, что прогресс в направлении создания Азиатского энергокольца минимален, – прокомментировал Селютин для «ЭПР». – И эта ситуация выглядит еще более странной и удручающей в связи с тем, что она произошла после прямого поручения президента о создании межправительственной комиссии по реализации этого проекта.

et5.jpg

Между тем, заместитель министра энергетики РФ Вячеслав Кравченко предлагает не торопиться с реализацией проекта.

– Эта идея требует тщательной проработки во всех аспектах. Начиная от того, что это серьезный межстрановой проект, где задействованы государства с очень разной системой энергопотребления, структурой производства, ментальностью и энергетической интеграцией. Мы, наверное, из немногих стран, кто такую интеграцию когда‑либо осуществлял, – прокомментировал господин Кравченко для нашего издания. Он напомнил, что у России есть опыт объединения энергосистем (Единая энергетическая система СНГ), и подробная интеграция требует очень серьезной работы, как технологической, так и политической, экономической. Идея интересная, но «на это потребуется много времени».

Три года не срок

Еще одним важным вопросом форума стало обсуждение энерготарифов на Дальнем Востоке. 1 июля 2017 г. стартовала программа по снижению энерготарифов на Дальнем Востоке, рассчитанная на три года. Конечно, подводить эффективность изменения тарифов для предприятий еще рано, поэтому участники тематической панели попытались разобраться, как принятое решение отразится в целом на развитии энергетики Дальнего Востока.

Эффект от программы можно будет оценить к концу года, полагает вице-президент по работе с государственными органами ПАО «Полюс» Сергей Журавлев.

– Три года – это очень мало. Пять лет в горнорудной промышленности – это рекордный срок. Надо говорить про 7‑8 лет. Срок от получения лицензии до запуска предприятия составляет 8 лет. Поэтому мы должны видеть горизонт лет в десять, наверное, – предположил он.

С ним согласен заместитель генерального директора, директор дивизиона «Дальний Восток» ПАО «РусГидро» Сергей Толстогузов:

– В три года бессмысленно ввязываться в какие‑то инвестиционные проекты, не понимая, что будет дальше: ни один банк деньги не даст, ни одна инвестпрограмма этого не выдержит, ни одну модель финансовую нельзя посчитать. Само по себе прекрасное, хорошее дело на сегодняшний день требует продолжения. Коль сказали «а», нужно делать «б», – возмутился он. – Что получили энергетики от выравнивания тарифов, ответ пока нейтрален».

– Сегодня так схема выстраивалась, что мы как энергетические компании от передвижения денежных средств первой ценовой зоны на Дальний Восток, по сути, ничего и не получаем с точки зрения увеличения своих затрат, увеличения тарифов и так далее. Мы получаем ту часть денежных средств, которую должны были платить потребители. Я бы не сказал, что для нас это совсем нейтрально. Нам важно, что у нас появился потребитель, чтобы у нас не было диспропорции, что крупного бизнеса – 30‑40 процентов, а все остальное – бюджетозависимые предприятия: это и тарифы другие, это и энергопотребление другое, и развитие другое. Для нас интересно, безусловно, чтобы в регионах возникали крупные потребители, – уточнил господин Толстогузов.

Тему продолжил генеральный директор ООО «Тепличный комплекс «Агро инвест» Никита Соин, который рассказал, что кредитующая организация с января заморозила финансирование проекта. Появившийся в июле документ со сроком на три года внес еще большую неопределенность в финансирование проекта. «При тарифе 6 руб. 20 коп. проект был экономически рентабельным. Каким будет тариф в 2020 году – для банка непонятно», – поделился он.

Заместитель губернатора Чукотского автономного округа, начальник департамента финансов, экономики Алеся Калинова рассказала, как обстоят дела на Чукотке, где самые высокие тарифы среди регионов Дальнего Востока.

«Тарифы за электроэнергию составляли от 11 рублей за кВт до 93 рублей. Снижение составило сейчас от 60 до 94 процентов. Наша основа экономики – добыча полезных ископаемых, соответственно, основные потребители электроэнергии – это добывающая отрасль. Золотодобывающие предприятия потребляют примерно 40 % электроэнергии, поставляемой на «Чукотэнерго», – поделилась госпожа Калинова. Чиновница поддержала бизнесменов, уточнив, что базовые тарифы следует продлить на срок не менее чем на 10 лет.

Заместитель министра энергетики РФ Вячеслав Кравченко также высказался за долгосрочность и предсказуемость тарифов. Но наряду с долгосрочными тарифами необходимо создавать конкуренцию на рынке электроэнергии.

Участники дискуссии выразили надежду, что в ближайшее время программа по снижению энерготарифов будет продлена.

Марина ГАЛКИНА Газета "Энергетика и промышленность России" \№ 17 (325) сентябрь 2017 года

Назад